Главная » Статьи » Статьи, заметки, интервью

Похороны Л.И. Брежнева. Как это было
Похороны Л.И. Брежнева.
как это было
 


    Начало 80-х годов прошлого века запомнилось чередой траурных церемоний прощания с руководителями коммунистической партии и советского государства. Открыли эту «пятилетку государственных похорон» похороны Генерального секретаря ЦК КПСС, председателя президиума Верховного Совета СССР, главнокомандующего Вооруженными силами СССР, маршала Советского Союза, четырежды Героя Советского Союза, Героя Социалистического Труда, кавалера ордена «Победа» Леонида Ильича Брежнева.
               Сухие строчки медицинского заключения о болезни и причине смерти гласят: «Брежнев Л. И., 1906 года рождения, страдал атеросклерозом аорты с развитием аневризма ее брюшного отдела, стенозирующим атеросклерозом коронарных артерий, ишемической болезнью сердца с нарушением ритма, рубцовыми изменениями миокарда после перенесенных инфарктов. Между восемью и девятью часами 10 ноября 1982 года произошла внезапная остановка сердца. При патологоанатомическом исследовании диагноз полностью подтвердился».



ПРАВИТЕЛЬ ВРЕМЕНИ ВСЕОБЩЕГО БЛАГОДЕНСТВИЯ
ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ

    Смерть 76-летнего Генерального секретаря ЦК КПСС, председателя президиума Верховного Совета СССР не стала неожиданностью. В последние несколько лет его жизни телевидение наглядно демонстрировало, что Брежнев тяжело болен. Как видно из медицинского заключения, «букет» его болезней был внушительным. Причин тому несколько. Одна из них заключается в том, что постоянная работа на руководящих постах требовала большой отдачи сил и, конечно, не могла не сказаться на здоровье. Другая, более прозаическая, в том, что будучи уже в преклонном возрасте, Леонид Ильич жил, не слишком заботясь о своем здоровье, не отказываясь от различных удовольствий, которые не способствовали его долголетию.

    Первый тревожный сигнал прозвучал в 1969 году, когда глава государства перенес инфаркт. С того времени рядом с ним постоянно дежурили врачи. В ноябре 1974 года, после встречи во Владивостоке с президентом США Джеральдом Фордом, у Брежнева происходит динамическое нарушение мозгового кровообращения. Внимание врачей к его персоне становится все более пристальным.

    В 1975 году, после следующего инфаркта, медики запрещают ему курить. Но, несмотря на это, Брежнев не отказывается от вредной привычки и, хотя перестает быть активным курильщиком, становится пассивным, заставляя охрану беспрерывно курить в автомобиле или помещении. В этом же году из-за нарушений сна ему прописывают снотворное. Кто-то из близкого окружения посоветовал ему запивать снотворное водкой. Брежнев выбрал свой любимый спиртной напиток «Зубровку», которую охрана (по просьбе жены) разбавляла кипяченой водой. После выпитой рюмки он настораживался: «Что-то не берет».

    В 1976 году с Генеральным секретарем случается то, что принято называть клинической смертью. Его удается вернуть к жизни, но два месяца он не может работать, поскольку у него нарушены мышление и речь. Второй раз клиническую смерть Брежнев перенес весной 1982 года после несчастного случая во время выступления на Ташкентском авиационном заводе, когда на него упала металлическая балка.

    В последние годы Брежнев несколько раз обращался к Политбюро с просьбой освободить его от занимаемой должности, но всегда слышал неизменное, что он еще нужен и может послужить Родине и партии. Главной причиной такого нежелания считаться с просьбами престарелого лидера было то, что все соратники Генерального секретаря были близки ему по возрасту и считали, если возраст станет причиной его ухода с поста, то он вместе с собой уволит всю команду.



СВИДЕТЕЛЬСТВА СОВРЕМЕННИКОВ


     Евгений Чазов, личный врач Брежнева о последнем периоде его жизни.

    «Это был уже глубокий старик, сентиментальный, мягкий в обращении с окружающими, в какой-то степени «добрый дедушка». Как и у многих стариков с выраженным склерозом…, у него обострилась страсть к наградам и подаркам».
    И о смерти...
   «7 ноября, как всегда, Брежнев был на трибуне Мавзолея, вместе с членами Политбюро приветствовал военный парад и демонстрацию. Чувствовал себя вполне удовлетворительно и даже сказал лечащему врачу, чтобы тот не волновался и хорошо отдыхал в праздничные дни.
    10 ноября, после трех праздничных дней, я приехал на работу. Не успел я войти в кабинет, как раздался звонок правительственной связи, и я услышал срывающийся голос охранника Брежнева Володи Собаченкова, дежурившего в этот день: «Евгений Иванович, Леониду Ильичу срочно нужна реанимация». Бросив на ходу секретарю, чтобы «скорая помощь» срочно выехала на дачу Брежнева, я вскочил в ожидавшую меня машину и под вой сирен… через двенадцать минут (раньше, чем приехала «скорая помощь») был на даче Брежнева в Заречье.
    В спальне я застал Собаченкова, проводившего, как мы его учили, массаж сердца. Одного взгляда мне было достаточно, чтобы увидеть, что Брежнев скончался уже несколько часов назад…
    Вслед за мной приехали врачи «скорой помощи», которые начали проводить в полном объеме реанимационные мероприятия. Для меня было ясно, что все кончено, и эта активность носит больше формальный характер… На кровати лежал мертвый лидер великой страны, восемнадцать лет стоявший у руля правления. Спокойное, как будто во сне, лицо, лишь слегка одутловатое и покрытое бледно-синей маской смерти».

    Андрей Громыко, министр иностранных дел СССР брежневских времен.

    «Надо сказать, что в последние два-три года до кончины он фактически пребывал в нерабочем состоянии. Появлялся на несколько часов в кремлевском кабинете, но рассматривать назревшие вопросы не мог. Лишь по телефону обзванивал некоторых товарищей…
    Состояние его было таким, что даже формальное заседание Политбюро с серьезным рассмотрением поставленных в повестке дня проблем было для него уже затруднительным, а то и вовсе не под силу.
    Вот в такой период рано утром 10 ноября 1982 года мне позвонил Андропов и сообщил: «Леонид Ильич Брежнев только что скончался».

    Виктор Прибытков, сотрудник аппарата ЦК КПСС.

    «Умер Брежнев неожиданно - уснул и не проснулся. Охранники его сорок минут пытались реанимировать, но неудачно. Странно, но на даче не было медицинского поста, не дежурила медицинская сестра… И это притом, что после 1975 года, когда Леонида Ильича после обширнейшего инфаркта чудом вернули с того света, он мог умереть в любой момент. Многие помнят - не только москвичи: мчится кавалькада машин - Брежнев, охрана, помощники, а позади обязательно «реанимационная». Но вот на даче, по каким-то странным обстоятельствам, в ту злополучную ночь никого из медиков не оказалось…
    Утром охранники обнаружили Леонида Ильича Брежнева еще теплого. Умер!»

    Владимир Медведев, один из охранников Брежнева.

    Все телохранители понимали: дни сочтены. Каждый молил: только не в мою смену. Я говорил ребятам: «Не волнуйтесь, это будет моя смена». 7 ноября на параде Генеральный секретарь пытался отдавать честь народу, но рука не поднималась выше плеча. Два следующих дня он «охотился»: сидел безоружный в машине и азартно следил за выстрелами своего охранника. Вечером 9 ноября, в мою смену, он не стал смотреть «Время» и поднялся к себе спать. Утром мой сменщик попросил: «Пойдем вместе разбудим…» Мы поднялись на второй этаж, вошли в спальню. Сменщик шумно раздвинул шторы, но Брежнев не пошевелился, как обычно при этом звуке. Лежал на спине, подбородок опущен на грудь. Поза была странная. Я легонько потряс его: «Леонид Ильич, пора вставать». Не отвечал, я сильно затряс его, по щекам моим уже побежал легкий морозец…»

    Известно, что за 18 лет своего правления Леонид Ильич Брежнев получил 114 высших правительственных наград. В их числе пять Золотых Звезд Героя Советского Союза и Социалистического Труда, орден «Победа», 16 орденов, 18 медалей, две маршальских звезды с бриллиантами, почетное оружие, 42 ордена и 29 медалей иностранных государств.
    Несмотря на тягу к наградам и подаркам, Брежнев в последние годы часто произносил фразу о том, что каждую награду он поменял бы на дополнительный год жизни. Хотя неправильным будет сказать, что он боялся смерти. Ведь был человеком, видевшим ее близко во время войны. В книге «Малая земля» он пишет об эпизоде, когда во время ночного перехода их сейнер напоролся на мину: «Впереди громыхнуло, поднялся столб пламени… нас взрывом швырнуло вверх. Я не почувствовал боли. О гибели не думал… Зрелище смерти во всех ее обличьях было уже мне не в новинку, и хотя привыкнуть к нему нормальный человек не может, война заставляет постоянно учитывать такую возможность и для себя».



ПОХОРОНЫ


    Они состоялись 15 ноября 1982 года и были внушительными по размаху траурной церемонии, по числу ее участников. Как говорят очевидцы, это были самые пышные и помпезные похороны после сталинских. Попрощаться с Леонидом Ильичом приехали представители зарубежных государств. Среди них главы всех европейских социалистических государств, председатель президиума Великого Народного Хурала МНР Юмжагин Цеденбал, вице-президент КНДР Пак Сен Чер, председатель партии Фрелимо, президент НРМ Самора Мойзес Машел, президент Зимбабве Канаан Банана, председатель исполкома ООП Ясир Арафат, председатель Революционного Совета ДРА Бабрак Кармаль, Генеральный секретарь коммунистической партии Чили Луис Корвалан, Генеральный секретарь Французской коммунистической партии Жорж Марше, премьер-министр Греции Андреас Папандреу, президент Кипра Спирос Киприану, президент Финляндии Мауно Койвисто, премьер-министр Швеции Улоф Пальме, президент Пакистана Зия-уль-Хак, премьер-министр Индии Индира Ганди, Государственный секретарь США Джордж Шульц, вице-президент США Джордж Буш-старший, принц датский Хенрик, Генеральный секретарь ООН Перес де Куэльяр, первый заместитель генерального директора ЮНЕСКО Бекри, личный представитель папы Иоанна Павла II Марини-Беттоло и многие другие. На траурном митинге на трибуне Мавзолея присутствуют руководители коммунистической партии и советского государства, представители иностранных делегаций, прибывшие на похороны
Проходили похороны по установленному сценарию, который не менялся со времени смерти Сталина.
    С 12 по 14 ноября в Колонный зал Дома Союзов, где был установлен гроб с телом Леонида Ильича, трудящимся был открыт доступ для прощания с ним. По всей стране был объявлен четырехдневный траур. Трудящиеся Москвы прощаются с Леонидом Ильичом Брежневым в Колонном зале Дома Союзов. Перепечатано из газеты «Ленинградская правда», № 263 (20605) от 14 ноября 1982 г.
С утра до одиннадцати часов 15 ноября у гроба несли траурную вахту члены и кандидаты в члены Политбюро, представители различных отраслей хозяйства, выдающиеся деятели культуры. Память Генерального секретаря почтили тогдашний патриарх Всея Руси Пимен, митрополит (нынешний патриарх) Алексий, митрополит Филарет. В почетном карауле руководители коммунистической партии и советского государства. Впервые со времени царских похорон советские люди увидели траурные ленты, ширина которых достигала сорока сантиметров. Венков было около тысячи
    В одиннадцать часов у гроба остались родные и близкие покойного. После нескольких минут прощания под звуки траурной мелодии гроб вынесли из зала, установили на орудийном лафете и кортеж медленно двинулся на Красную площадь. Гроб с телом Генерального секретаря на орудийном лафете в сопровождении прощального кортежа. Поверх лафета установлен деревянный постамент для гроба, обитый красной тканью с черными маркизами по бокам
За гробом шли партийные и государственные руководители, родные и близкие, представители общественности. Впереди процессии - сотни венков, возложенных в Доме Союзов от ЦК КПСС, президиума Верховного Совета СССР, Совета министров СССР, союзных республик, краев и областей, партийных советских и общественных организаций, трудовых коллективов страны, зарубежных делегаций и награды Генерального секретаря. Гроб с телом несут члены Политбюро: Д. Ф. Устинов, А. А. Громыко, Ю. В. Андропов, К. У. Черненко. Гроб был выбран простой деревянный, традиционно обитый кумачовой тканью с рюшем. Отличием от рядового советского гроба был дополнительный рюш, прибитый по нижнему периметру короба гроба. Под этим рюшем скрывалась кромка, за которую гроб поддерживали члены Политбюро
    Траурная процессия остановилась перед Мавзолеем, гроб с лафета перенесли на постамент. На трибуну Мавзолея поднялись руководители партии и государства. Траурный митинг открыл председатель комиссии по организации похорон, Генеральный секретарь ЦК КПСС Ю. В. Андропов. В своей речи он отметил заслуги умершего перед партией и государством, заверил собравшихся в том, что партия будет проводить в жизнь ту стратегическую линию во внутренней и внешней политике, которая вырабатывалась под его влиянием. После Андропова с речами выступили еще несколько человек.
    По окончании митинга партийные и государственные руководители спустились с трибуны, подошли к постаменту с гробом. Процессия направилась к Кремлевской стене.
    В 12 часов 45 минут по московскому времени гроб опустили в могилу. Под звуки государственного гимна СССР был произведен артиллерийский салют в Москве, городах-героях и крупных городах страны. На пять минут остановилась работа всех предприятий и организаций. На фабриках и заводах, на железных дорогах, судах морского и речного флота был дан трехминутный салют гудками.
    Ленинград. 15 ноября 1982 года. 12 часов 45 минут. В городе приспущены флаги, остановлено движение транспорта. Перепечатано из газеты «Ленинградская правда» № 265 (20607) от 16 ноября 1982 г.
    Партийные и государственные руководители вновь поднялись на трибуну. Перед Мавзолеем прошли войска Московского гарнизона.
    Похороны Леонида Брежнева поставили точку в многолетних сомнениях о том, на какой руке следует носить траурную повязку. Эту путаницу время от времени демонстрировала газета «Правда», публикуя фотографии похорон известных людей. Одни считали, что повязка должна быть со стороны гроба, то есть у тех, кто стоит в почетном карауле справа от гроба - на левой руке, а у тех, кто слева - на правой. Так принято в некоторых странах. На похоронах Брежнева все члены Политбюро имели повязку на левой руке. Хоронили маршала Советского Союза, и честь следовало отдавать правой рукой. Свободной от повязки.
    Большая трудность во время организации похорон возникла с наградами Генерального секретаря, которые, по традиции, должны были нести на небольших атласных подушечках. Наград у него было больше двухсот. Пришлось на каждую подушечку прикреплять по несколько штук. Таким образом, удалось сократить почетный эскорт до 44 старших офицеров.
    Как о жизни Брежнева, так и об его похоронах ходило множество слухов. Наверняка, не все из них соответствуют истине. Но какие именно? Один из таких слухов: Генерального секретаря ЦК КПСС отпевали при закрытых дверях в Патриаршем соборе. Еще один слух о том, что перед похоронами у гроба с телом Леонида Ильича провалилось дно, и его пришлось подбивать металлической пластиной.
    Для всей страны, наблюдавшей за церемонией похорон по телевизору, одним из самых запоминающихся стал момент, когда во время опускания гроба в могилу раздался странный звук, как будто гроб уронили.
    Это событие долго потом обсуждалось. Специалист похоронного сервиса или, как он сам себя называет, «мастер печали» Георгий Коваленко, собственноручно похоронивший четверых партийных и государственных руководителей: Хрущева, Брежнева, Андропова и Черненко, утверждает, что ничего подобного не было. По его словам, за двадцать минут до спуска к нему подошел тогдашний комендант Кремля Семен Шорников и попросил опустить гроб одновременно с боем курантов.     Извещать Политбюро и семью Брежнева комендант не стал.
Прозвучали слова прощания, плачущие родственники в последний раз поцеловали покойного и уступили место могильщикам. Те закрыли крышку, взялись за полотенца и замерли, потому что до боя курантов оставалось еще две-три минуты. Эта пауза вызвала недоумение участников траурной процессии, и они начали переглядываться и перешептываться. Наконец, ударили куранты, одновременно с ними раздались залпы траурного салюта, а поскольку звукооператор находился рядом с орудиями, грохот раздался такой, что всем показалось, упал гроб. На самом деле Коваленко с помощником аккуратно опустили его в могилу, и Леонид Ильич Брежнев стал десятым в ряду кремлевского некрополя. Вслед за этим последовала минута молчания.
    Похороны были еще одной попыткой власти продемонстрировать незыблемость советской системы. Властям очень хотелось организовать траур по подобию того, когда ушел Иосиф Сталин. Траурных митингов по стране было проведено сотни тысяч - в каждом городе, поселке, на каждом предприятии, во всех школах, даже занятия в день похорон были отменены. Для государства важно было торжественностью, повсеместным участием самых широких слоев преодолеть, заретушировать кризисные явления в обществе. Что-то безнадежное, усталое, деидеологизированное, тщетное и отчасти бессмысленное читалось, мерещилось в ритуале прощания с Л. И. Брежневым. Это были квазиторжественные похороны. Не было искренних эмоций, искреннего горя, хотя умер хороший человек, многоопытный руководитель великой страны.
    Похороны политического лидера, 18 лет возглавлявшего такую огромную страну, как Советский Союз, подвели итог под целой эпохой. Его фигура словно пограничный столб разделяет две социально-политические системы. Последующие генсеки, Андропов и Черненко, просто не успели ни прибавить, ни убавить к тому, что создал Брежнев. Застой - так политологи назвали это время. Но у слова «застой» есть синоним - «стабильность». Да, эта стабильность отличалась дефицитом, талонами на основные продукты питания и гонениями на диссидентов. Но пенсии были равны средней зарплате, а медицинская помощь и лекарства в больнице были совершенно бесплатны. При этом сегодняшний день советского человека не отличался от вчерашнего, и каждый был уверен в дне завтрашнем. Поэтому многие до сих пор считают эти годы не временем застоя, а временем всеобщего благоденствия. Несмотря на дефицит потребительских товаров, люди умудрялись неплохо одеваться, наполнять продуктами холодильники и каждые два-три года выезжать в отпуск всей семьей. И неусыпную цензуру научились ловко обходить: в каждой квартире звучали магнитофонные записи «запрещенных» Жванецкого, Высоцкого и даже «Beatles». Однозначной оценки брежневского времени быть не может. Эпоха Брежнева - это исторический феномен, который еще долго придется изучать историкам и социологам, чтобы понять - что это было. Бесспорно одно: его повторения не будет. Трудно забыть слезы и недоумение на лицах людей, которые оплакивали не умершего престарелого лидера, а чувствовали, что хоронят не только его, но и устои, спрашивали друг друга и сами себя: «Что же будет дальше?» Страна прощалась не только с Брежневым, она прощалась сама с собой. У нее уже больше не осталось лидеров, которые бы ей дали второе дыхание, чтобы жить дальше. Страна была в ожидании перемен.

    Спустя неделю после похорон вышло Постановление об увековечении памяти Брежнева. В нем говорилось о присвоении его имени ряду предприятий, военных подразделений, учебных заведений (было учреждено также 12 стипендий имени Брежнева); кроме того, в «Брежнев» переименовали ледокол «Арктика», город Набережные Челны и Звездный городок. Правда, со временем практически всем им были возвращены старые названия.

 
     
     

Сергей ЯКУШИН, член Союза журналистов России, член Союза художников России, Вице-президент Союза похоронных организаций и крематориев России, Президент Ассоциации крематориев и производителей кремационной техники
Источник: "Похоронный портал"  http://www.funeralportal.ru
Категория: Статьи, заметки, интервью | Добавил: Uran-238 (20.07.2013)
Просмотров: 5550 | Рейтинг: 4.9/9
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]